Поиск
  • Примэрия Вулканешты

По страницам истории: Тайна заброшенного памятника в городе Вулканешты




14 октября город Вулканешты отмечает День рождения, а местная церковь Покрова Пресвятой Богородицы – свой Храмовый праздник.


Ко Дню родного города председатель районного филиала Русской общины и международного союза «Наследники Победы» Вадим Шиник раскрыл ещё одну страничку из истории Вулканешт.


Мы уже писали о поисковой работе жителя города Вулканешты Вадима Шиника. На общественных началах, посвящая этому всё свободное от работы время, Вадим восстановил имена жителей района - участников Великой Отечественной и Первой мировой войн и начал в этом году писать Книгу памяти, кропотливо собирая сведения об этих воинах.


Параллельно Вадим никогда не прекращает работу по раскрытию белых пятен в истории города, которых очень много.


На окраине Вулканешт стоит гранитный памятник черного цвета, на котором выгравированы три имени: Пантелеймон Хаджи-Недов (1851-1907), Елена Хаджи-Недова (1891) и Анастасия Хаджи-Недова (1865-1903). Памятник заброшен, при застройке города оказался на участке одного из жителей.


Кто-такие Хаджи-Недовы?


Кто установил в начале прошлого века этот памятник, единственно уцелевший от старого кладбища?


Вадим уже давно ищет ответ на эти вопросы. Он перелопатил огромный объём архивных материалов, ревизских сказок (так называются документы именной переписи населения Российской Империи за 1795 – 1858 гг.), исторической литературы. И вот наконец в книге «Крестьянская реформа 60-70-х годов XIX века в Бессарабии» (авторы Гросул Я. С., Будак И. Г.), в главе о крестьянской реформе в Измаильском уезде нашёл документальную ссылку – жалобу крестьян села Вулканешты на то, что выборы 8 членов коммунального совета и примаря в селе Вулканешты, Измаильского уезда 24 ноября 1891 году проходили с подлогами и спаиванием избирателей (как видим, наши выборы мало чем отличаются от выборов 130-летней давности!).


Местные власти коммун (общин) «пользовались правом самостоятельного управления, несли полную ответственность за исполнение повинностей всеми членами коммуны.


Они должны были заботиться о народном образовании, здравоохранении, общественном призрении, строительстве церквей, содержании духовенства.


Управление всеми делами коммуны находилось в руках выборного коммунального совета, который избирался на 4 года. Число членов совета коммуны по закону 1865 года составляло от 9 до 17 человек в зависимости от количества населения, входившего в состав коммуны. Коммунальный совет избирал из числа своих членов примаря, который утверждался правительством (а с возвращением южной части Бессарабии к России — бессарабским губернатором). На примаря возлагались, кроме управления делами коммуны, полицейские и судебные функции. В каждой коммуне избирались сборщик податей и писарь. Примарь, сборщик податей и писарь составляли коммунальное управление.


Несмотря на то, что в выборах коммунальных советов принимали участие все члены коммуны, эти советы состояли из зажиточной части крестьян и защищали интересы деревенских богатеев, попирая бедноту (из книги «Крестьянская реформа 60-70-х годов XIX века в Бессарабии»).


Как следует из документальных источников, примарём Вулканешт в 1891 году стал содержатель двух корчм Паниат Хаджи-Недов.


За какие заслуги благодарные вулканештцы воздвигли надгробный памятник своему примарю?


Приставка Хаджи к фамилии Недов свидетельствует о том, что этот человек совершил паломничество (хадж) на Святую землю. Из трудов Елизаветы Квилинковой следует, что гагаузы совершали хадж ещё до переселения в Бессарабию. Первые упоминания о традиции странствования гагаузов в Иерусалим можно найти ещё в Х веке, а уже в ХVI веке в поминальных книгах монастырей записаны имена тех, кто совершил «хаджылык».


Человек, совершивший паломничество, получал почетный титул «хаджи» и пользовался особым почётом и уважением не только у единоверцев, но и у турок. Зачастую они занимали руководящие места в общественной жизни. Со временем титул «хаджи» переходил их потомкам и стал употребляться в качестве приставки к фамилии, пишет Квилинкова.


Слово «хадж» - арабского происхождения и означает паломничество мусульман в Мекку. Хадж в глазах мусульман облечён святостью. Балканские христиане заимствовали от турок термин «хадж» для обозначения традиции паломничества в Святую Землю для поклонения Гробу Господню. Наши предки видели в паломничестве особый молитвенный подвиг, связанный с покаянием и искуплением. Тяжёлый, полный опасностей путь древнего паломника к святыням, действительно становился настоящим грехоочищающим и одновременно культурным и мировоззренческим подвигом. Этим подвигом они обеспечивали себе и своим потомкам особое место в обществе, вносили своё имя в книгу народной памяти.


Несколько лет назад две девятиклассницы (теперь уже выпускницы) Вулканештской гимназии имени С. Руденко Юлия Кисакова и Яна Гермек провели серьёзное исследование - проанализировали историческую и краеведческую литературу, изучили архивные материалы и нашли в городе потомков тех, кто совершил хадж. Девочки отыскали также в Кагуле правнучку Пантелеймона Хаджи-Недова, которая рассказала, что в семье передавались из поколения в поколение рассказы о богатом прадедушке, совершившим хадж в Иерусалим.


В свою очередь Вадим Шиник недавно отыскал пранучку Пантелеймона Хаджи Недова, которая живет в Кишинёве. Она прислала фотографии своего прадеда и двух его жен, чьи имена выбиты на памятнике.


Оказалось, Пантелеймон Хаджи-Недов носил графский титул, которого лишился после переселения в Бессарабию.


Установлена ещё одно интересная деталь: памятник был заказан у мастеров в городе Пермь. Что вполне вписывается в местные культурные традиции, если вспомнить, что иконостас первой Вулканештской церкви был из Византии.


Ещё одним поводом для благодарности местных жителей Пантелеймону Хаджи-Недову могла стать земельная реформа, которая в Вулканештах проводилась гораздо справедливее, чем в других населенных пунктах южной Бессарабии, где интересы крестьян значительно ущемлялись. В отдельных трудах о земельной реформе в Бессарабии говорится, что реформа сопровождалась настоящей партизанской войной между помещиками и крестьянами. Помещики принимали все меры, чтобы предоставлять крестьянам худшие наделы, а при малейшей возможности вообще избежать наделения крестьян землей. В Вулканештах земля была распределена между всем мужским населением села, вплоть до новорожденных мальчиков. И прямое отношение к этому, якобы, имел Хаджи-Недов. Но данное утверждение документально пока не подтверждено.


Ко Дню города по предложению Вадима Шиника примария установит фотографии Хаджи-Недова и его жен на памятнике, откроет и облагородит доступ к нему.


Вот так раскрытая тайна заброшенного памятника высветила целый пласт истории не только нашего города, но всего гагаузского народа.







Просмотров: 459Комментариев: 0