Поиск
  • Примэрия Вулканешты

Истории людей из Гагаузии, участвовавших в ликвидации аварии в Чернобыле


Тридцать два года назад произошла одна из самых масштабных катастроф – взрыв четвертого реактора атомной станции Чернобыль, расположенной в Украине. На ликвидацию аварии были собраны тысячи людей из разных уголков Советского Союза. Люди рисковали своими жизнями, чтобы остановить утечку радиационных элементов в атмосферу. Истории людей из Гагаузии, участвовавших в ликвидации аварии, – в материале GagauzMedia.

Петр Балабан

Петр Балабан из Комрата по профессии учитель. В 1986 году ему пришла повестка домой из министерства обороны об отправлении на ликвидацию аварии на Чернобыле.

«Меня взяли командиром взвода. Когда ехал туда, даже не знал, вернусь ли обратно. Сначала нас поселили в казарме, которая располагалась в 30 км от зоны (в этом радиусе от АЭС были эвакуированы все, кроме ликвидаторов). Но когда мы туда попали, конечно, была жуткая картина. Рядом со станцией был «рыжий» лес. Из-за радиации зеленая листва поменяла цвет. Но самое страшное, что ты ничего не чувствовал. Такой же воздух, как и дома».

В течение месяца, сколько он находился у АЭС, основной работой его взвода была дезактивация зданий города Припять. В этом городе и располагалась атомная станция.

«Самая первая моя смена была на пылеподавлении. Это поливомоечные машины постоянно поливали дороги, чтобы не поднималась пыль. Она ведь радиационная. У нашего взвода было около восьми машин, у каждой из которых был свой участок».

По его словам, основным источником радиации была пыль, поэтому ликвидаторы собирали ее со здания станции. Чтобы контролировать уровень радиации у человека, были специальные пункты. Проходя через них, ликвидаторы узнавали, не превышен ли этот уровень.

Основная зона радиации была в 30 км от АЭС, однако, высокий уровень радиации были и за этой зоной, в том числе и военной части, где располагались ликвидаторы.

«Самое странное было, что когда в часть пришли измерять уровень радиации, наибольший был в подушке и одеялах, которыми мы укрывались».

Спустя два месяца Петр Балабан вернулся в Комрат к своей семье.

Сидор Узун

В 1986 году уроженец Копчака проходил срочную службу в Одесской области. Оттуда в октябре он и попал в Чернобыль.

«Я служил в воздухоплавательной эскадрилье. Это аэростаты, воздушные шары, дирижабли. Нашей задачей было освещать место взрыва четвертого реактора с помощью аэростата, который парил над станцией и светил. Таким образом люди могли работать над ликвидацией последствий и ночью».

До призыва в армию Узун отучился один год в медицинском институте, поэтому понимал всю степень опасности. Но могло быть и хуже. Изначально, по словам Узуна, их бригаду хотели направить в Чернобыль еще в мае-июне, когда уровень радиации в зоне был катастрофический.

Жили солдаты в покинутых местными жителями деревне.

«Поразила пустота в деревне, только кошки и собаки. Мебель, бытовая техника, полные подвалы соленьями – все осталось, а жизни не было».

Николай Чавдарь

В сентябре 1986 года Николай Чавдарь в возрасте 30 лет был призван на ликвидацию аварии в АЭС. Будучи по профессии биохимиком, он понимал, как радиация влияет на организм.

«В нашем полку было 1,2 тыс. человек. Моя рота отвечала за материальное обеспечение солдат – это еда, обмундирование, стирка. Было еще две роты, одна из которых проводила дезактивацию, а вторая проводила замеры уровня радиации».

Он отметил, что радиация чувствовалась еще до приезда в зону катастрофы. Первыми симптомами были боли в горле, после чего начинали слезиться глаза.

«На месте можно было легко догадаться, когда приехали солдаты. У новеньких при прибытии был розовый цвет лица, а у тех, кто уже некоторое время пробыл там, был желтый цвет лица. Там кроме цезия и стронция выделялся радиоактивный йод».

Всего Чавдарь пробыл 71 день на месте катастрофы.

Несмотря на то, что ликвидаторы провели в Чернобыле не так много времени, здоровью все же был причинен ущерб. Некоторые начали это ощущать по возвращению домой, другие – сейчас. Однако, положительным моментом является то, что все это время они находились под вниманием докторов и проходили курсы реабилитации.

Отметим, что на территории Молдовы действует закон «О социальной защите граждан пострадавших от Чернобыльской катастрофы», который устанавливает определённые гарантии социальной защиты для этих людей со стороны государства.

В 2016 году правительство Молдовы приняло решение о выплате единовременной компенсации «чернобыльцам», в зависимости от группы инвалидности и периода ликвидации аварии.

Источник


Просмотров: 138Комментариев: 0


© 2020 «Примария города Вулканешты». 

Наш сайт теперь и в мобильной версии.